Dark Tranquillity

17 июля 2019, Heidelberg, Germany

История

Я давно собирался посмотреть Хайдельберг, и как раз подвернулась такая возможность. Все благодаря приезду пионеров жанра мелодик дэт метал «Dark Tranquillity» из Швеции. Одно время я просто упивался их музыкой, наслаждаясь гармоничными риффами, приправленными то высоким гроулом, то чистым вокалом. В последнее время я все реже и реже слушаю прославленную команду из Гетеборга, однако раздумий в принятии решения, посетить ли концерт, не было никаких. Я видел несколько лайвов в интернете и это всегда были максимально душевные шоу.

Выступление было в среду, что слегка затрудняло его посещение. Но я договорился перенести рабочий день на субботу, а билеты на поезд купил таким образом, чтобы вернуться рано утром в четверг, жертвуя сном. Я предполагал, что сожалений по этому поводу не будет, и, забегая вперед, отмечу, что именно так и случилось.

Я проснулся в половину девятого. Жутко хотелось спать, но нужно было пересилить себя, чтобы пораньше приехать в Хайдельберг и посмотреть побольше мест в этом городе. Времени оставалось ровно на то, чтоб собрать вещи и попить кофе, как я и задумывал. Через час после пробуждения уже с собранным рюкзаком я был на автовокзале. Автобус стоял на платформе, но на табло не было опознавательных знаков. Водитель болтался на улице, разговаривал с какой-то пожилой леди и пил энергетик. Чуть позже он перегнал автобус на полосу, с которой стартует нужный мне маршрут, я вошел в салон и занял свое излюбленное место спереди, предварительно купив билет.

Вред энергетических напитков проявил себя неожиданно и заставил водителя остановить автобус на выезде из городка, чтобы сбегать куда-то за деревья. Такого фортеля я еще не видел, но понимал мужчину и даже не думал возмущаться. Просто продолжил читать под музыку в наушниках. К сожалению, надолго меня не хватило и пришлось в очередной раз отложить Солженицына. Если шатание на зигзагообразных дорогах и перепады высоты я еще кое-как переносил, то вот приторный запах духов, распространившийся на весь автобус от черной девушки с огромной задницей, едва влезшей в джинсы, чуть было не вывернул меня наизнанку. Я спрятал книгу и пытался дышать ртом, чтобы чувство тошноты отступило. Как же прав был Александр Гордон, заявив в одном из выпусков «Гордон Кихот», что если запрещать курение, то надо запрещать и надушенных до остервенения теток. В Бад Швальбахе, где обычно заваливается масса народу, был серьезный риск умереть, захлебнувшись рвотой, но водитель не впустил пьяного абрека, от которого несло еще хуже, чем от негритянки.

Наконец автобус довез меня до вокзала Висбадена. Я сразу же направился в торговый центр, купил в «REWE» две привлекательных булочки с моцареллой, две детские бутылки бельгийского «La Trappe» и сок. Выходя, захватил двойной эспрессо из автомата в «Aldi». Поезд уже стоял на платформе. Я занял место с миниатюрным столиком и розеткой, поставил телефон заряжаться, а сам набросился на свежайшую выпечку, запивая крепким кофе. Спустя сорок минут я вышел в Дармштадте, чтобы пересесть в другой поезд. Пройдя через велопарковку, я спустился на одиннадцатый путь. Там уже было достаточно много людей, а приложение железных дорог сообщало, что в нужном мне поезде, идущем в австрийкий Грац, высокая загрузка. Когда он прибыл, я даже не стал искать сидячее место и просто читал книгу, стоя в конце вагона.

В Хайдельберге рядом с вокзалом развернулась масштабная перестройка дорог, так что я с трудом перебрался через оживленный перекресток. Было очень жарко и туда-сюда постоянно сновали велосипедисты. А еще у здания вокзала была внушительная велопарковка, так что казалось, что я не на юго-западе Германии, а в Голландии. Я шел к отелю, используя навигатор на телефоне. Он иногда подглючивал и неправильно показывал, где я нахожусь в данный момент и куда иду. Наверняка от температуры. Недалеко от гостиницы я увидел башни храма и не мог не свернуть с маршрута, будучи большим поклонником станций связи с Иисусом. Оказалось, что это церковь святого Бонифация. Я посмотрел на нее с разных сторон и пошел в отель, миновав по пути необычное здание новой синагоги.

Отель представлял собой узкое четырехэтажное здание среди таких же домов. На ресепшен приятная молодая девушка проверила мою бронь в бумажном журнале и выдала мне бланк, который я незамедлительно заполнил. Мадам спросила меня, изволю ли я присоединиться к завтраку следующим утром, но я отказался и задал встречный вопрос – куда девать ключ от номера при условии, что я выезжаю в четыре утра, а ресепшен не работает после девяти вечера. Девушка сказала, что желательно оставить ключ в номере, а входную дверь, которая отпирается им же, она постарается оставить открытой, чтобы мне не пришлось бегать туда-сюда рано утром.

Мой номер находился на самом верхнем этаже. Он был небольшой, с двумя сдвинутыми кроватями, миниатюрным холодильником, сейфом для документов и денег и кондиционером. Я сразу поместил пиво и сок в прохладу. Окна моей комнаты были в крыше здания, и белый пластик стеклопакетов был просто раскаленный. Пришлось тотчас освоить пульт от кондиционера и заставить последнего исторгать холодный воздух. В ванной все было скромно, но минимальный набор удобств присутствовал. Омрачал картину лишь экономичный смеситель, подающий воду только если датчик обнаруживает руки. Не самое удобное решение для гостиничного номера. В душевой кабине вода включалась минуты на три кнопкой, что тоже было удивительно для отеля. Трудно искать эту проклятую кнопку, которая еще и не выпуклая, а вровень со стеной, когда у тебя на лице пена и открывать глаза чревато.

Я разобрал рюкзак и пошел в душ. В комнате все еще стояла жара, что я счел за вескую причину открыть пивко. Первая бутылка быстро закончилась, что было еще более веской причиной открыть вторую. Пока я сидел в номере, быстренько отметил на карте интересные точки, которых в городе было немало. До некоторых мест, к сожалению, я в этот день добраться не смог бы чисто физически, но большинство основных достопримечательностей Хайдельберга по моим расчетам были доступны к осмотру за время, оставшееся до начала концерта.

В три часа дня я вышел из отеля, держа в руках открытую бутылку пива, и пошел на восток, к замку. По дороге была пара интересных зданий. Сначала я заглянул в протестантскую церковь, рядом с которой было очень много молодежи, сидящей на лавках. Поставив пустую бутылку рядом с урной, чтобы какой-нибудь доходяга смог забрать ее и заработать восемь центов, я вошел в храм. Пришлось задержаться внутри, поскольку помимо отличных интерьеров готической церкви какая-то хрупкая девушка играла на органе. Она явно просто тренировалась, поскольку часто прерывалась и фальшивила, но звуки инструмент все равно издавал весьма приятные. Напротив храма была университетская библиотека с шикарным фасадом, украшенным всевозможными штуками в стиле барокко, названий которых я и близко не знаю. Я пошел туда и застыл в восторге от лестниц и перил, а потом насладился парой открытых залов с высоченными потолками. За столами сидели студенты и занимались своими делами. Я подумал, что будь в учебных заведениях Беларуси что-то подобное в плане архитектуры, учиться было бы намного приятнее. Потому что любой человек, мало-мальски разбирающийся в архитектурных тонкостях, изошел бы эстетическими поллюциями в этой библиотеке. Рядом с этими сооружениями стало понятно, откуда в городе такая куча велосипедов. Студентики.

Дальше по дороге был еще один храм, в котором к тому же организовали музей религиозного искусства и литургии. Сами экспонаты я не планировал смотреть, но вдоволь насладился шикарными белыми колоннами внутри этой иезуитской церкви. Дошел до рыночной площади, где раздобыл три шарика мороженого, чтобы хоть на несколько минут забыть о жаре. Посмотрел старый мост, усеянный азиатскими туристами, и вдоль реки Неккар дошел до шлюза, где уже свернул направо, чтобы идти к главной своей цели – к замку.

Подъем был достаточно крутой, но мне с таким приходится сталкиваться ежедневно, возвращаясь с работы, так что я взобрался наверх без остановок на передышки, коими не брезговали другие туристы. Вход на территорию замка оказался платный, и пришлось расстаться с восемью евро. Жара никак не спадала. Я подумал, что неплохо было бы раздобыть пива, и вошел в первое попавшееся помещение. Там была захудалая кафешка и продавали какие-то особые вина. Пива я там не обнаружил. В здании кроме всего прочего была комната, которую занимала огромная бочка. Она лежала на боку и была высотой метра четыре, а наверх можно было подняться по лестницам по обеим сторонам от этого странного экспоната. В музей фармакологии, находящийся на территории этого исторического комплекса, я не пошел, чтобы сэкономить время. Осмотрел развалины, арки, отреставрированные куски замка, обошел весь парк при нем же, посмотрел на панораму города с высоких точек и пошел искать выход. В центр можно было уехать на забавном трамвайчике, поездка на котором входила в стоимость посещения замка, но я достаточно далеко ушел от точки, где они отправлялись, и спустился по брусчатой дороге на северной стороне комплекса.

Времени оставалось все меньше, а я еще хотел перекусить что-нибудь и пошел в торговый центр, расположенный по пути к отелю. Заглянул в малюсенький парк Бисмарка с его статуей и интересным фонтаном из набросанных друг на друга бетонных кубов, похожим на торт «Графские развалины». В фастфудах внутри торгового центра были очереди, поэтому я решил купить что-нибудь съестное в магазине и пойти в гостиницу. Там был «REWE», где я схватил со стеллажа банку вишневого энергетика, а в секции с выпечкой обнаружились и перекочевали в бумажный пакетик две булочки с моцареллой, точно такие же, какие я приобретал утром. Только стоили они почему-то чуть дороже.

Дошел до отеля, поднялся к себе в номер, сразу же принял душ и сел за стол с целью истребить булочки. От банки энергетика почти ничего не осталось еще на улице, поэтому выпечку я запил соком, охладившимся за время моего отсутствия. В двадцать минут восьмого, за сорок минут до начала мероприятия, я вышел из комнаты. Немного отклонился от маршрута, чтобы посмотреть еще одну церковь. Евангелистский храм располагался на улице с потрясающими воображение домами в разных стилях. Я не верил, что это просто жилые дома, а не какие-нибудь музеи, но так оно и было. В самом храме пел хор, однако у меня уже не было времени послушать пение, и я даже не стал нарушать гармонию открыванием дверей. Постоял с минуту, глядя на людей сквозь стекло в двери, и пошел в клуб.

Перейдя большой мост над десятком линий рельс, я снова уткнулся в перекрытые из-за ремонта дороги. К счастью, передо мной шли двое длинноволосых парней в мерче, и я поплелся за ними, точно зная, что они приведут меня к концертной площадке. Я не ошибся и вскоре встретил целую банду таких же господ, мирно беседующих мини-группками у здания клуба. До начала концерта оставалось десять минут, очереди не было и я вошел внутрь, минуя контролера со сканером штрих-кодов. Клуб находился в большом здании, похожим на продолговатую коробку. В первом зале был гардероб, затем длинный коридор с туалетами, во втором зале бар, мерч и куча пуфиков для посиделок, а в третьем собственно сцена и еще немного мест для сидения у стен.

Сначала я остановился у мерча. Выбор был очень слабый, да и цены несколько выше обычного. В принципе, у меня не было плана покупать мерч «Dark Tranquillity» этим вечером, потому что я приобрел годную футболку на «Wacken Open Air 2017» за 16 евро, а здесь продавали точно такие же по 25. Остальные футболки, предлагаемые к покупке, были гораздо менее интересны. Я пошел в бар и после двухминутного ожидания обзавелся половиной литра хефевайцена в стеклянном бокале. Пиво стоило 4,4 евро, плюс еще евро сверху с меня взяли залог за посуду, выдав пластиковый белый жетон. С бокалом я прогулялся к сцене, осмотрелся и пошел в предыдущий зал посидеть на пуфике.

Ровно в восемь вечера запустили звук и народ резко повскакивал со своих мест и ломанулся к сцене. Я тоже пошел, но так не торопился. Выступала группа «Nothgard» из Германии. Парни играли эпичный мелодик дэт с кучей клавиш и задротских соло на гаммах. Радовал только гроул вокалиста, что хоть немного придавало металичности этой группе. Убрать вокал – и получилось бы что-то вроде «Gamma Ray» или «Stratovarius». А так прослеживалось некоторое сходство с «Сhildren of Bodom». Пузатый басист с пятистрункой, крутящий мельницу волосами, при этом выглядел больше нелепо, нежели брутально. Тем не менее, рядом со мной несколько человек вовсю трясли головами и извивались, только вот ничуть не попадали в ритм. Не исключено, что эти люди были знакомы с музыкантами и просто таким образом решили их поддержать. Только я подумал, что если они под этот соло-пауэр так прутся, что будет, если их телепортировать на гиг условного «Suffocation»? Они взорвутся, как чернобыльский реактор? Прямо передо мной стояла баба-танк. Низкая, но с широкими плечами, она почему-то постепенно пятилась назад, и мне приходилось самому отступать.

В общем, гамма-вакханалия с, признаться, нетривиальным выбором нот, длилась полчаса. Звук был отличный, а вот свет немного мешал. Места в зале было достаточно, в несколько раз больше, чем в «MS Connexion Complex» Манхайма и гораздо больше, чем в «Kesselhaus» в Висбадене. Сцена тоже выше, чем в вышеупомянутых заведениях, примерно чуть больше метра высотой. Никаких заграждений выставлено не было, однако на такую сцену взобраться гораздо тяжелее, поэтому наверняка в заборе не было острой необходимости. Сотрудников охраны я тоже не видел, но в этом случае это не означает, что их не было.

Я сел на свободный пуфик у стены и попивал пиво. Оно скоро закончилось и пришлось сходить за новым, опять немного постояв в очереди. Перерыв казался очень длинным, и места для сидения из приятного бонуса превращались в огромный плюс. Без пяти девять началось выступление «Evergrey», группы из того же города, что и хедлайнер. Они играли что-то вроде прогрессивного пауэр-метала с чистым вокалом, иногда было даже похоже на готику вроде «Moonspell». Порой звучало очень заунывно, но от атмосферы в зале и постепенно накрывающего пива начало затягивать в эту ванильную бездну.

Я стоял на том же месте, что и на сете первой группы – метрах в трех от сцены чуть правее центра. Неподалеку концерт смотрел парень в инвалидной коляске. Надо же, он не только смог выбраться из дома, но и добрался до клуба и даже комфортно наблюдает музыкальный перформанс. А всего-то надо было нормально спроектировать город и дать возможность передвигаться маломобильным гражданам. Вокалист мне чем-то напоминал Рикки Джервейса. Дважды за часовое выступление ему и второму гитаристу меняли инструменты.

Я допил пиво и не стал дожидаться, пока эта унылая тягомотина закончится, а пошел в бар. Попросил не переливать третий хефевайцен в стакан и с бутылкой пошел отлить и заодно проверить состояние туалетов. Там все было в полном порядке – чисто, просторно и без очередей. Без десяти десять шведы закончили играть, а я в это время сидел на пуфике напротив стоек с мерчем.

В перерыве у сцены собралось большое количество людей. Я сел сбоку на свободное место и стал ждать, когда уже начнется концерт, ради которого я приехал. В пятнадцать минут одиннадцатого в колонках заиграл «Paranoid» группы «Black Sabbath». На заднике сцены, где недавно висела растяжка «Evergrey», обнажился большой экран и в него запустили абстрактную анимацию. Я пошел искать место, где можно комфортно встать и смотреть выступление. Решил остановиться достаточно далеко, метрах в десяти, а то и больше. Музыканты вышли на сцену, а вокалист, со-основатель и фронтмен группы Микаэль Станне с жизнерадостной улыбкой выбежал бегом.

Первым треком был «Encircled» из самого свежего альбома команды на момент этого шоу. Басист Андерс Иверс, которому нет еще и полтинника, выглядел лет на шестьдесят. И длинные волосы, и борода были абсолютно седые. Помимо «Dark Tranquillity» Андерс играет еще и в готик-группе «Tiamat». Я по обыкновению следил за тем, как музыканты играют, и вот Иверс слегка удивил меня, потому что некоторые партии исполнял пальцами, а некоторые играл медиатором. Второй трек «Monochromatic Stains» был одним из моих любимых, и раньше долгое время находился у меня в постоянном плейлисте. Третий, «Clearing Skies», как и первый, относился к последней работе коллектива.

Я прикончил пиво и решил избавиться от бутылки, а заодно и отлить. Отдал белый жетон вместе с тарой бармену, забрал монету залога и побежал в туалет. Оттуда, свободный от всего, вернулся в зал и протиснулся поближе к сцене. От меня до музыкантов расстояние сократилось примерно до двух метров. Следующим треком был «The Treason Wall», после него шедевральный «The Science of Noise» из предпоследней работы, а потом опять композиция новейшего альбома – «Forward Momentum». Клавишника Мартина Брендстрема почти не было заметно, хотя у него были партии в каждом треке. Но он относительно спокойно стоял на втором плане сцены и жал кнопки на своем синтезаторе, без беготни и суеты.

Еще более незаметен был ударник Андерс Живарп. Однако это неудивительно, потому что команда играет в таком жанре, который не предполагает каких-либо выдающихся способностей игры на барабанах. Поэтому швед чинно отрабатывал свои партии, поблескивая лысыной в лучах софитов. «Final Resistance» сменилась на «Atoma», одноименный с последним альбомом трек. А потом был очень бодрый и заводной «Terminus», начало и припевы которого просто разрывают. Гитаристы и басист изредка швырялись медиаторами в толпу. Один я разглядел под ногами у девушки, стоящей передо мной. Я похлопал ее по плечу и показал пальцем вниз. Она подняла кусок белой пластмассы, поняла, что мне он не интересен, и поблагодарила.

Дальше был трек «Inside the Particle Storm», своим спокойным началом, да и в целом размеренностью давший немного передохнуть взбудораженной толпе. Да, несмотря на очень лайтовую музыку, атмосфера в здании была запредельная. Правда, в силу жанра было очень много людей, далеких от культуры метала. Прямо передо мной стояли две похожие девушки, может быть сестры, которые знали все тексты, постоянно переглядывались и радостно хохотали. Следующую песню – «The Wonders at Your Feet» из отличного альбома «Haven», – я тоже очень хорошо помнил. А потом Микаэль спросил, хочет ли толпа немножечко олдскула, и после ожидаемого шума музыканты сыграли один из моих любимых опусов – «ThereIn». Само собой, припев был исполнен хором. У сессионного гитариста Йохана Рейнхольдца была очень крутая футболка, стилизованная под первый альбом группы «Bathory», одноименный, обложку которого видели все. Только вместо названия группы было написано «Cathory», а вместо козы в таком же стиле был нарисован кот с рогами.

Второй гитарист тоже был сессионный, и звали его Кристофер Эмотт. Он начал осваивать музыку, вдохновленный работой старшего брата Майкла из «Carcass». И успел поиграть некоторое время вместе с братом в «Arch Enemy», в золотое время присутствия Анжелы Госсоу в качестве вокалистки. Я не знаю, почему основной гитарист «Dark Tranquillity» Никлас Сундин не поехал в тур, но знаю, что он отлично рисует и является автором кучи обложек для разных музыкальных коллективов.

Микаэль прощался с толпой, благодаря всех фанатов. Мне казалось, что он вот-вот расплачется. Никто не хотел отпускать группу, и я предполагал, что продолжение будет. Все ушли за кулисы, свет поубавили. Никто не расходился, даже не помышлял об этом в ожидании кульминации. Вскоре музыканты вернулись и начался трек «State of Trust». Микаэль внезапно появился прямо в толпе, и исполнял песню оттуда. Он частенько выходит вниз, но обычно стоит за заграждением, а на этой площадке, как я уже упоминал, такового не было. Люди не мешали, не лезли делать селфи, и давали ему спокойно делать свою работу. Было очень душевно, и я с расстояния в полметра читал с лица Станне, что он тащится от своей деятельности. После этого фронтмен вернулся на сцену и группа сыграла «Lost to Apathy». А на последнем треке, «Misery's Crown», к двум сестрам подошли еще две их подруги, они все вынули из сумочек декоративные диадемы и нацепили на голову. Микаэль позаимствовал одну у ближайшей к сцене девушки и на одном припеве надел себе на голову. Дамы, мало того, что знали наизусть все тексты и мотивы, еще и пришли подготовленные. На этом, к сожалению, все завершилось. Музыка стихла, гитаристы выстрелили в толпу последние медиаторы, долго жали руки всем желающим и ушли. Было без двадцати полночь.

Я немного постоял у сцены, выжидая, пока толпа поредеет. Спешить мне все равно было некуда. Зал пустел достаточно быстро, и я наконец вышел на улицу и направился к отелю. Прошел через вокзал, который на ночь оккупировали бездомные. Собирался зайти в «McDonalds» и взять что-нибудь перекусить, но там была очередь, а ждать мне совершенно не хотелось. Уже давно стемнело, но жара по-прежнему держалась. Вернулась боль в ногах, о которой я забыл во время последнего сета. Наконец, чуть за полночь, я добрался до гостиницы. Дверь оставили открытой, как и было обещано. Я поднялся к себе в номер, принял душ и завалился спать.

В половину четвертого меня вытянула из сна трель будильника. Я был уверен, что мне нужно выходить примерно в четыре утра и можно доспать, но что-то дернуло меня посмотреть в приложение железной дороги. Если бы мне удалили головной мозг, я бы подумал, что это провидение господне. Нужный мне поезд опаздывал, из-за чего я пропускал стыковку и не успевал на работу. Однако приложение предлагало альтернативный маршрут, который был даже удобнее в смысле пересадок. Если по предварительному плану мне нужно было за пятнадцать минут успеть добраться из международных линий до региональных в аэропорту Франкфурта, то по альтернативному надо было всего-то перейти на другой путь в Дармштадте.

Хотелось спать, но я решил, что лучше не опаздывать и потом выспаться после работы, и за десять минут оделся и собрал разбросанные по номеру вещи в рюкзак. Ключи оставил на столе, как договаривался с девушкой на ресепшен, и надеялся, что ночью никому не пришло в голову закрыть входную дверь, иначе мне пришлось бы снова переться на четвертый этаж. Но не пришлось. По пустому Хайдельбергу я дошел до вокзала, который все еще был во власти бомжей, и спустился на нужный мне путь. В пять минут пятого прибыл пустой поезд, я занял место в вагоне и до отправления перенес заметки с телефона в ноутбук. Поезд тронулся, сотрудница железной дороги проверила билет. Я гадал, будут ли вопросы по поводу смены маршрута, ведь я ничего не оплачивал, но мне лишь сказали «Danke». Завел будильник и уснул. Проснулся вовремя, пересел в другой поезд и там почти сразу вырубился снова. Очнулся уже на вокзале Висбадена. Торговый центр еще был закрыт, поэтому я купил кофе в «Rossmann Express» и пошел на автовокзал. Дождался автобуса. Платить за билет не пришлось, поскольку к моей радости была сломана касса. Не успели мы выехать из города, как меня вновь покинуло сознание, а проснулся я уже в своей деревне и пошел на работу.

Вердикт

Организация

9 / 10

Площадка

9 / 10

Звук

9 / 10

Свет

7 / 10

Атмосфера

8 / 10

Фотки

Бюджет

# Дата Покупка Стоимость
1 2 июля 2019 Билет на концерт Dark Tranquillity 36.35 EUR
2 2 июля 2019 Билет на поезд (Висбаден - Хайдельберг) 21.9 EUR
3 2 июля 2019 Билет на поезд (Хайдельберг - Висбаден) 21.9 EUR
4 3 июля 2019 Бронь отеля « Hotel Elite Heidelberg» (1 сутки) 58 EUR
5 17 июля 2019 Билет на автобус (Наштеттен - Висбаден) 8.6 EUR
6 17 июля 2019 Пиво «La Treppe» (0,33 л) 2 * 1.79 EUR 3.58 EUR
7 17 июля 2019 Булочка с моцареллой 2 * 1.15 EUR 2.3 EUR
8 17 июля 2019 Сок апельсиновый (1 л) 1.59 EUR
9 17 июля 2019 Двойной эспрессо 1 EUR
10 17 июля 2019 Мороженое (3 шарика) 3.9 EUR
11 17 июля 2019 Вход в замок Хайдельберга 8 EUR
12 17 июля 2019 Булочка с моцареллой 2 * 1.39 EUR 2.78 EUR
13 17 июля 2019 Энергетик «Rockstar» (0,5 л) 1.39 EUR
14 17 июля 2019 Пиво (0,5 л) 3 * 4.4 EUR 13.2 EUR
15 18 июля 2019 Кофейный коктейль 0.69 EUR
16 18 июля 2019 Билет на автобус (Висбаден - Наштеттен) 0 EUR
Итого 184.78 EUR

Карта

Сет-лист

Комменты