Dying Fetus

7 июля 2019, Mannheim, Germany

История

Манхайм в этом году не переставал радовать отличными событиями. В середине марта туда наведались легендарные дэтстеры «Incantation», в конце апреля был невероятный гиг «Suffocation» и «Belphegor», а май и вовсе вышел плодовитый: сначала развеселый «Nekrogoblikon» с космическим «Rings of Saturn», затем сумасшедший «Cryptopsy», потом с балки перед сценой прыгал безумный вокалист «Vital Remains», а в качестве вишенки на торте выступала лютая грайндкор-банда «Brujeria». После небольшого перерыва, в начале июля клуб «MS Connexion Complex» собирался принять еще одну дэт-легенду – «Dying Fetus» из Балтимора. Поскольку эти ребята являются одной из моих любимых команд в жанре, я даже и не думал пропускать мероприятие, хоть оно было в воскресенье, что не очень-то и удобно.

В итоге я решил, что нужно сэкономить побольше дней отпуска, и купил билеты на поезд таким образом, чтобы вернуться в понедельник рано утром и выйти на работу без опозданий. Утром воскресенья я проснулся в двадцать минут девятого. Мне еще сильно хотелось спать, но нужно было подниматься. Собрал вещи, попил кофе и вышел из квартиры в начале десятого. Уже через каких-то пятнадцать минут я добрался до автовокзала и уселся на переднем сидении стоящего на платформе автобуса. Обычно он к концу маршрута плотно набивался, но день был нерабочий, все закрыто, и поэтому я комфортно добрался до вокзала в Висбадене.

В единственном работающем магазине «Rossmann Express» я купил несколько круассанов, холодный кофейный коктейль и банку пива. Побродил неподалеку от вокзала, перекусил и вернулся на платформу. Нужный мне поезд уже стоял там, но войти внутрь пока что было нельзя: его убирали. Когда на электронных табло на вагонах зажегся номер маршрута, я переместился с металлической лавки в мягкое кресло междугороднего экспресса. По-царски мне предстояло ехать всего десять минут, потом я вышел в Майнце и ждал второй поезд, который уже должен был отвезти меня в Манхайм. Он задерживался на пятнадцать минут. В приложении сообщалось, что будет высокая загрузка, но мне удалось найти сидячее место в странном старом вагоне, где не было ничего электронного. Однако я был поражен качеством немецкого железнодорожного сервиса: для людей, которые забронировали себе места, сотрудники распечатали специальные бумажки с маршрутами пассажиров и разместили их над сидениями.

Без двадцати два я наконец прибыл в Манхайм. Вдоль и поперек его изучивший до этой поездки, я все равно на некоторое время залип у фонтанного комплекса рядом со здоровенной водонапорной башней. Там все было безупречно: от расположения фонтанов и окутанных вьющимися растениями галерей до мелких деталей на фонарных столбах.

Гостиница, которую я забронировал, располагалась недалеко от вокзала, и вскоре я подписал какой-то бланк и получил ключ от своего номера. По фотографиям на booking.com комната казалась мне довольно средней, но на деле внутренности моей берлоги оказались весьма приятными и уютными. Напротив большой мягкой кровати был стол с чайником и бутылкой минеральной воды, а в ванной была редкая для таких мест полноценная ванна. Я разобрал рюкзак, добил круассаны, приобретенные утром, и выпил предоставленного отелем растворимого кофе. Примерно до четырех часов я залипал в номере, решив передохнуть перед прогулкой.

Погода была не очень приятная для променада. Капал редкий летний дождик, но жару не сбивал. Я немного пошатался по расчерченному на квадраты центру города и уперся в рыночную площадь, усыпанную турками. В ресторанах вокруг была масса народу, магазины все были закрыты в связи с выходным днем, а вот в забегаловке с денерами не было никого. Там я раздобыл себе еды на вынос и пошел обратно в гостиницу. Оперативно принял душ, съел кебаб и запил его чешским лагером. Времени до концерта было еще много, и я занял его просмотром сильно переоцененного фильма «Теснота» юнца Кантемира Балагова, который прется от дорогих шмоток, что я нахожу довольно странным.

Без десяти семь я оделся и помчался в «MS Connexion Complex». Клуб находился относительно далеко от центра, и за несколько поездок я нащупал оптимальное время на преодоление пяти километров до него. Как и планировалось, через сорок минут я был на месте. В это время уже должны были впускать людей, но на подступах к заведению я увидел большущую очередь. Пробрался через человеческую цепочку и уселся на бетонных ступеньках, чтобы не стоять. Через несколько минут из здания клуба понесся грохот музыки. Я был озадачен. При таком раскладе выходило, что клуб либо уже набит людьми и с каждой минутой ситуация усугубляется, либо разогрев начал играть при почти пустом зале. В любом случае, я решил сидеть на ступеньках до тех пор, пока конец очереди не подберется ко мне, и рассматривал толпу. Из-за того, что кроме «Dying Fetus» сегодня должна была выступать хардкор-команда «Terror», в очереди смешались две субкультуры: бородатые и волосатые металхеды и крепкие хардкорщики с тоннелями в ушах и короткими стрижками. Многие, естественно, пили пиво, а рядом с очередью крутился мужичок в алкашке и шортах, тихонько собирая банки и бутылки в пакет.

Наконец край очереди подобрался к месту, где я сидел. Я примкнул к многоножке, а когда подошла моя очередь на досмотр, обернулся и увидел еще штук двадцать рыл позади меня. Охрана запускала людей порциями, и как раз передо мной отсекли поток. Так вышло, что я стоял лицом к лицу с охранником, которого видел на каждом мероприятии в Манхайме. Он начал мне что-то рассказывать о заминке с запуском людей, а я, не понимающий всего, что тот говорит, лишь угадывал, где нужно кивнуть, где улыбнуться, а где просто пожать плечами.

Когда я вошел в клуб, первый сет уже завершился, но это была хардкор-группа «Nothings Left», которая меня совершенно не интересовала, поэтому чувства огорчения я не испытал. А вот чувство облегчения присутствовало, потому что людей в клубе было не так много, как я предполагал. У мерча столпилась очередь, поэтому я туда сразу соваться не стал. Бар тоже утопал в клиентах, но без пива я начинать кутеж не планировал, поэтому пришлось пару минут подождать. И с холодной бутылкой «Weizen» я встал у сцены, где не было ограждений, чего в этом клубе я не наблюдал еще ни разу. А поскольку забор не выставили, то и балка, которая торчит сверху донизу, не мешала обзору.

Я посмотрел по сторонам и поймал на себе взгляд комодообразной филиппинки. Мы столкнулись глазами и она мне улыбнулась. Она была ростом и телосложением, как Гимли из трилогии «Властелин колец». Я прокрутил в голове мысль, насколько далеко я могу зайти сегодня, и вслух захихикал. Но старался больше не пересекаться взглядами с этой мадам. На сцене в это время готовилась к своему выступлению немецкая команда «Gutrectomy», предлагающая слушателю брутальный дэт-метал. Если бы я пропустил их выступление из-за очереди, было бы намного досаднее. Они отыграли довольно бодрый сет, примерно минут на тридцать, и вполне отработали амплуа разогрев-группы. Пока со сцены неслась бешеная музыка, возле меня пританцовывал какой-то паренек. Это смотрелось очень забавно: он как будто делал зарядку в детском лагере, сгибая до прямого угла в колене то одну ногу, то другую. Раз-два, три-четыре, вернулись на исходную.

Без двадцати девять немцы закончили играть, пацан дотанцевал свою зарядку, а я пошел в бар взять еще пива, удачно словив момент, когда основная масса посетителей ломанулась перекурить во внутренний дворик клуба. С пивом я заглянул к мерчу, присмотрелся, и мне казалось, что там есть из чего выбрать. Запланировав шоппинг на потом, я вернулся к сцене и встал лицом к залу, поглазеть на присутствующих. Среди классических металхедов сильно выделялись качки-хардкорщики, которые ждали своего часа. В толпе также было замечено большее количество особей женского пола, чем обычно. Пару человек я узнал – видел их на других мероприятиях.

В пятнадцать минут десятого началось выступление американской группы «Terror», и с первых брейкдаунов в толпе началось буйство. Я понял, почему убрали ограждения. Залазы фанатов на сцену и последующие прыжки на руки толпы происходили не только при полном попустительстве охраны, но и по прямому приглашению фронтмена хардкор-коллектива. Когда я допил пиво, бутылку пришлось держать в руке, чтобы из-за нее никто не умер. На сцену ее не поставишь, поскольку там скачут музыканты и зрители, а под ноги тем более. Мало ли она укатится в зал, кто-то поскользнется и расшибет себе чердак. Так я и стоял почти весь сет в центре, с бутылкой, уворачиваясь от прыгающих в толпу тел. Пару раз мне существенно прилетело по спине, а филиппинка буквально за десять минут поняла, что ей в середине делать нечего, и убежала куда-то в сторону бара. Люди безостановочно забирались на сцену. Кто не собирался просто прыгать, подбегал к фронтмену, вырывал микрофон и подпевал. Один дурень залез на балку и собирался прыгать. Это было крайне опасно, и через несколько секунд его настиг рассвирепевший охранник и схватил за шею. Чего я не ожидал увидеть, так это спрыгнувшего со сцены вокалиста, который прямо с микрофоном, в процессе исполнения очередной песни, успокоил охранника, мол, все идет по плану. Некоторые люди выползали на сцену по три и больше раз. Парочка таких ребят были весьма тяжелые, и не всех вовремя ловили, однако никого это не останавливало. Рядом со мной один грузный товарищ завалился на пол, судорожно вцепившись в первый попавшийся предмет, и чуть было не повырывал кабели из гнезд.

Пиво стало требовать выхода наружу. Я не стал дожидаться окончания сета и пошел в туалет, по пути оставив пустую бутылку на барной стойке. Вернулся уже не к сцене, а встал за мошпитом, чтобы посмотреть на угар с другого ракурса. Оттуда открывался интересный вид на бегающую по кругу толпу и охранника, который обнял балку и так стоял до конца выступления, чтобы не дать никому взобраться наверх. В десять вечера все стихло, хардкорщики пошли по домам, а я за пивом.

Музыканты группы «Dying Fetus» сами настраивали свои инструменты и проверяли микрофоны. Предыдущая команда унесла со сцены свои атрибуты, а дэтстеры вообще никак себя не идентифицировали. Не было ни задника, ни декораций, ни даже логотипов группы на ударной установке. Один из основателей коллектива Джон Галлагер разминал руки перед выступлением. Он отвечал за гитару и ведущий вокал, а в самом начале существования группы еще и играл на барабанах.

В десять минут одиннадцатого лютый дэт-перформанс начался с трека «In the Trenches» из предпоследнего альбома «Reign Supreme», вышедшего в 2012-м году, и сразу захлестнул толпу цепким жирным риффом. Галлагер уверенно вырезал отрывистые звуки из своей обычной шестиструнной гитары, относительно спокойно стоя на месте и иногда чуть ближе подходил к краю сцены, когда не нужно было произносить текст в микрофон. Вторым треком был «Fixated on Devastation» с отличными переходами в скорости, заглавный на последней полноформатной работе группы. После него сыграли песню «One Shot, One Kill» из альбома «Stop at Nothing», а потом мою любимую композицию «From Womb to Waste», перед которой в колонки запустили фрагмент, где девушка-наркоманка произносит «Это не моя вина, что я беременна. Я люблю наркотики. Кого волнует, нахуй ребенка, пусть он сдохнет». Эту фразу заканчивала хором толпа.

В плане звука все было на высшем уровне, но свет поставили неудачно. Белые лампы моргали и сильно били по глазам, что мешало созерцанию техник звукоизвлечения, а это я больше всего люблю на концертах. Пятый трек в сете был один из самых популярных у группы – «Grotesque Impalement», и популярность его не является чем-то необычным, поскольку это просто эталонный дэт-метал. На четырехструнном басу играл внушительных размеров дядька Шон Бизли, размахивающий длинными волосами в те моменты, когда ему не нужно было подпевать. Пару раз я замечал за ним тэппинг, что является весьма редким явлением при игре на подобном музыкальном инструменте. До Шона, к слову, в группе играл Джейсон Незертон из «Misery Index». Следующим треком был «Panic Amongst the Herd», второй из нового альбома, с убойным началом. Потом «Destroy the Opposition» из одноименной работы 2000-го года, а дальше «Eviscerated Offspring», самый древний трек, который был еще в демо-работе 1994-го.

Ударники у группы менялись, пожалуй, чаще всего. В настоящее время барабанщик в штате коллектива – Трей Уильямс, он же и сидел за установкой этим вечером, беспощадно лупил тарелки и наяривал по педалям. «Seething With Disdain», тоже из последнего альбома, прозвучала следующей. Я здорово захмелел от пива к концу выступления, и стоя прямо по центру у самой сцены, не мог себе запретить немного потрясти башкой под убийственные риффы. Музыканты сыграли песню «Your Treachery Will Die With You», а закончился концерт песней из уже несколько раз упомянутого последнего альбома «Wrong One to Fuck With». Песня называлась так же, и исполнив ее, музыканты просто ушли со сцены.

После сета я пошел в туалет умыть лицо, и встретил там Даниэля, с которым познакомился на «Brujeria» в этом же клубе. Мы вместе пошли к выходу, но я остановился у мерча. Купил красную футболку «Dying Fetus», спереди которой был их старый логотип над незамысловатым принтом, а сзади напись. Затем решил поддержать брутальный коллектив из Германии. Их вокалист, который и занимался продажей мерча, уже все упаковывал, и стол, на котором раньше можно было посмотреть ассортимент, был пуст.

– Эй, уже собираешься? – спросил я.

– Ага, – ответил вокалист. – Хотел что-то купить?

– Да, я бы приобрел вашу футболку.

– Какой размер?

– М, – ответил я, и вокалист полез в коробки.

– Вот это последняя «М-ка», – он протянул мне футболку.

Черная, с большим зеленым логотипом и цветным принтом, она мне нравилась меньше, чем те, которые я видел, когда впервые подходил к мерчу, но я хотел поддержать группу, и сказал:

– Я беру. Сколько стоит?

– Пять евро, – сказал продавец.

– Отлично, – ответил я, не поверив своим ушам, и протянул двадцатку на всякий случай.

Парень действительно выдал мне сдачи пятнадцать евро и еще дал наклейку. Это была самая дешевая футболка метал-команды в моей жизни, и я сильно сомневаюсь, что когда-либо хотя бы повторю этот рекорд. Довольный как слон, я пошел на выход. Даниэль куда-то пропал, но мне в любом случае было с ним не по пути, и я просто побрел в сторону отеля. У соседнего здания стоял еще один знакомый парень, с которым я ехал на поезде перед концертом «Brujeria». Я с ним поздоровался и спросил, как дела. Он ответил, что все круто, он ждет такси, а я пошел дальше.

Идти в отель почему-то становилось все тяжелее и тяжелее, но я все же добрел и ввалился в комнату. Разделся и сразу же погрузился в кровать. До концерта была мысль набрать ванну и отмокнуть, но уже была половина первого, и мне оставалось поспать чуть больше трех часов. Перед тем, как я вырубился, очень кстати пришлась бутылка минералки, которую сотрудники отеля оставили для меня в номере.

Вердикт

Организация

9 / 10

Площадка

8 / 10

Звук

9 / 10

Свет

6 / 10

Атмосфера

9 / 10

Фотки

Бюджет

# Дата Покупка Стоимость
1 5 апреля 2019 Билет на концерт Dying Fetus 30.6 EUR
2 2 июля 2019 Билет на поезд (Висбаден - Манхайм) 19.9 EUR
3 2 июля 2019 Билет на поезд (Манхайм - Висбаден) 19.8 EUR
4 3 июля 2019 Оплата отеля «Centro Hotel Augusta Mannheim» (1 сутки) 48.6 EUR
5 7 июля 2019 Билет на автобус (Наштеттен - Висбаден) 8.6 EUR
6 7 июля 2019 Кофейный коктейль 0.69 EUR
7 7 июля 2019 Круассаны (4 шт) 1.79 EUR
8 7 июля 2019 Пиво Budweiser (0,5 л) 1.15 EUR
9 7 июля 2019 Кебаб 4 EUR
10 7 июля 2019 Пиво «Weizen» (0,5 л) 3 * 4 EUR 12 EUR
11 7 июля 2019 Футболка Dying Fetus 20 EUR
12 7 июля 2019 Футболка Gutrectomy 5 EUR
13 8 июля 2019 Билет на автобус (Висбаден - Наштеттен) 8.6 EUR
Итого 180.73 EUR

Карта

Сет-лист

Комменты